Телефоны в Москве: (495) 928 6863; (495) 648 6958; (495) 287 4552
 
Публикации    Наши заказчики    Отзывы    Контакты    
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Совет Федерации
Кадастра
Роспатент Российский гуманитарный научный фонд

Корпоративные нормы в Российском праве. Глава 2, § 2


§ 2. Динамика функционирования корпоративных норм и формы их вовлечения правовую систему

 

Граница между правовыми и корпоративными нормами проведена в предыдущем параграфе, на наш взгляд, довольно отчетливо. Вместе с тем, рассматривая корпоративные нормы, как инструмент социального регулирования отличный от правовых норм, нельзя не обнаружить согласованности этих норм и их органичного взаимодействия в процессе регулирования корпоративных отношений. В теории права можно выделить два фундаментальных подхода к понятию права. Первый, как отмечает А.Б.Венгеров, отражает понимание права как системы правил поведения (corpus juris), исходящих от государства или поддерживаемых им в качестве масштаба (средства) решения юридических дел. Второй подход связан с определением права в субъективном смысле как меры свободы поведения субъекта, которой он может самостоятельно распоряжаться под защитой государства без чьего-либо вмешательства1. Не ограничиваясь пониманием права, как совокупности правовых норм, мы непременно обнаружим тесную взаимосвязь корпоративных норм с механизмом правового регулирования.

Корпоративные нормы есть особый регулятор деятельности, поведения людей объединенных неким социальным образованием. Рассматривая корпоративные нормы, как результат специальной деятельности субъектов по обеспечению своих частных интересов путем детализации и развития регуляционного минимума правовых норм, мы приходим к выводу о том, что такая деятельность есть ни что иное, как реализация права, т.е. перевод абстрактных предписаний закона, равно применимых к различным субъектам права, в конкретную жизненную сферу.

________________________

1 Венгеров А.Б.  Теория государства и права. Ч.2. Теория права. Т.1. М., 1996. С.103-104; Общая теория права и государства / Под ред. В.В. Лазарева. М., 1994. С.29, 32

 

 По своей сути корпоративные нормы - это не продукт правотворчества самих общественных объединений, а лишь результат реализации конституционных прав граждан на объединение, причем создание и деятельность общественных объединений, включая их нормотворчество, должны осуществляться на основе и в рамках закона, в соответствии со всеобщими требованиями права и правовой формы общественных отношений (соблюдение принципа правового равенства, добровольности, взаимосвязи прав и обязанностей и т.д.)2. Действительно, право на осуществление корпоративного регулирования следует из декларированной в статье 30 Конституции России свободы деятельности объединения. Кроме того, право на свободное использование имущества для предпринимательской и иной деятельности, также нашедшее отражение в Основном законе (в статье 34 Конституции России), обеспечивает возможность участникам корпоративных образований созданных объединением капиталов управлять своим имуществом (имущественными, обязательственными правами) в целях такой деятельности. Таким образом, конституционные правовые нормы составляют основу субъективного права на корпоративное регулирование деятельности организации, а ее участники, в свою очередь, реализуют это право установлением корпоративных норм. По своей юридической природе право корпоративного регулирования ничем не отличается от других субъективных прав, как, например, права собственности, для которого, как указывал А.В.Венедиктов, характерно то, что оно осуществляется своей властью и в своем интересе3.

____________________________

2Нерсесянц В.С. Философия права. М., 2003. С.79

3См.: Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность. Л., 1948. С.37-38.

 

Не смотря на довольно разнообразное толкование в отечественной науке, где под реализацией права понимается и деятельность по воплощению в поступках людей тех требований, которые в общей форме выражены в нормах права4, и само социальное поведение субъектов права, в котором воплощаются предписания правовых норм5, важно то, что в любом случае при реализации права происходит перевод правовых предписаний из сферы объективно-правовой в определенную деятельность субъекта. Таким образом, обладая правом на корпоративное регулирование, субъекты в процессе реализации этого права создают внеправовой социальный регулятор. Форма этого преобразования во многом объясняет механизм взаимодействия корпоративных и правовых норм в процессе регулирования корпоративных отношений.

_____________________________

4 См.: Общая теория права / Отв. Ред. А.С.Пиголкин.М., 1996. С.282.

5 Венгеров А.Б. Теория государства и права. М., 1998. С. 509.

 

Из всего разнообразия классификаций форм реализации права наиболее распространено их подразделение, в зависимости от характера юридически значимых действий субъекта, на осуществление (использование), исполнение, соблюдение и применение6. Д.И. Степанов, в обосновании концепции корпоративного регулирования как деятельности по реализации норм права, рассматривал эту деятельность исключительно в форме применения права, оставляя в стороне другие формы реализации права7. Вместе с тем, правоприменение в отличие от осуществления, исполнения и соблюдения есть ни что иное, как подведение конкретных бытовых отношений под абстрактные нормы права8. Такая деятельность, по мнению большинства современных ученых, осуществляется в результате властных действий государственных органов, обеспечивающих в возникновение правоотношений, проводящих требования норм права в жизнь, гарантирующих осуществление прав и обязанностей9.

____________________________

6Общая теория государства и права. Академический курс в 2-х томах (Под ред. М.Н. Марченко). Т.2. М. 1998. С.312

7 Степанов Д.И. Правовая природа устава юридического лица // Хозяйство и право. 2000. №6. С.41.

8 Г.Ф.Шершеневич. Общая теория права. т.2. М., 1995. с.277.

9 Теория государства и права / Под ред. Рассолова М.М., Лучина Б.С., Эбзеева Б.С., М., 2001. С.338; Теория государства и права / Отв. Ред. М.Н. Марченко. С.378; Общая теория права /  Отв. Ред. А.С. Пиголкин. С. 285.

 

Но, как было показано выше, юридический смысл корпоративному регулированию придают не объективные, по сути, правовые нормы, а субъективные права участников корпоративных отношений. На наш взгляд применить субъективное право нельзя – им можно только воспользоваться. Как отмечает М.Н. Марченко, в пределах осуществления (использования) права происходит осуществление субъективных прав участниками регулируемых с помощью права общественных отношений10. Таким образом, устанавливая корпоративные нормы, соответствующие субъекты корпоративных отношений осуществляют предоставленные им в этой области права. Вместе с тем, многими законами, регулирующими корпоративную деятельность, предусмотрена обязанность корпоративных организаций устанавливать некоторые корпоративные нормы. Например, в части 4 пункта 3 статьи 11 Федерального закона «Об акционерных обществах» содержится требование о том, что Устав общества должен содержать сведения об использовании в отношении общества специального права на участие Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования в управлении указанным обществом ("золотая акция"). Указание в уставе общества таких сведений должно рассматриваться не как осуществление правомочий, а как исполнение обязывающих правовых норм.

____________________________

10 Марченко М.Н. Проблемы теории государства и права. М., 2001. С. 682.

 

В результате осуществления субъектом активных действий по осуществлению прав и исполнению обязанностей в области корпоративного регулирования формируется поведение, необходимое для участия данного субъекта в корпоративных отношениях. Таким образом, корпоративное регулирование, а именно деятельность по установлению корпоративных норм, есть ни что иное, как акт реализации прав и обязанностей и может быть интерпретировано в виде одного из четырех элементов (наряду с нормами права, правоотношениями, актами правоприменения) механизма правового регулирования. Деятельность по установлению корпоративных норм есть фактическое поведение субъектов. Здесь действие механизма правового регулирования заканчивается, т.к. обеспечивается то фактическое, реальное поведение, тот результат, на который была направлена воля законодателя11. В этой связи можно определенно утверждать о том, что корпоративное регулирование (наряду с другими актами реализации субъективных прав и обязанностей) представляют собой замыкающее механизм правового регулирования звено, тот результат поведения управомоченных субъектов, ради которого осуществляется  правовое регулирование.

___________________________

11 Общая теория государства и права. т.2. Теория права. Академический курс. Под ред. М.Н.Марченко. М., 1998. С.439.

 

Юридическое лицо в случаях, установленных законом обязано принять устав или иной документ (например, учредительный договор), который должен содержать определяемые законом сведения. Такое положение  дало основание некоторым специалистам предположить, что в основе нормотворческой (уставотворческой) деятельности корпоративной организации лежат правовые нормы, обязывающие организацию предусмотреть как сам внутренний документ общества, так и положения в нем, определенные законом.

Однако, устав организации может содержать не только корпоративные нормы, присутствие которых обусловлено требованием закона, но нормы, наличие которых в уставе связано с субъективным правом учредителя самостоятельно регулировать внутриорганизационные отношения и определять порядок использования своего имущества при ведении бизнеса. Возможность смешения правоприменительных и правореализационных элементов правового регулирования в одном акте представляется сомнительным, кроме того, включение в учредительные документы организации, требуемой законом информации, следует рассматривать скорее как исполнение юридической обязанности.

Таким образом, деятельность, направленная на урегулирование корпоративных отношений и состоящая в установлении корпоративных норм, систематизированных во внутренних документах корпоративных организаций, представляет собой акт реализации субъективных прав и обязанностей, на стадии появления которых завершается действие механизма правового регулирования, т.к. такое поведение субъектов есть тот результат, ради которого законодатель установил соответствующие права и свободы.

Механизм реализации субъективного права объединяет в себе действия субъектов определенных общественных отношений, направленные на исполнение юридической обязанности и использование правомочий. Таким образом, действия группы лиц по саморегулированию своей деятельности в рамках организации, т.е. корпоративное регулирование, рассматривается нами именно как акт реализации субъективного права на саморегулирование. Но возникает вопрос,  что же тогда есть собственно корпоративные нормы,  и что следует рассматривать как правореализацию: материализованное субъективное право (деятельность по корпоративному нормированию отношений) или сам результат такой деятельности (корпоративные нормы)? Очевидно, что собственно корпоративные нормы находятся вне стадии  реализации права на саморегулирование и, следовательно, их нельзя рассматривать как самостоятельный элемент механизма правового регулирования.

Корпоративные регуляторы являются важным средством организации взаимоотношений индивидов и социальных групп, в них заключена значительная информационная и ценностно-ориентировочная сила оказывающая существенное влияние на процесс реализации субъективных прав. Играя значительную роль в организации гражданского общества, поведении субъектов общественных отношений, корпоративные нормы  сами выступают как социальная ценность, духовное благо, тот правовой результат, на получение которого направлена юридически значимая деятельность людей. Корпоративные нормы задействованы в социальной системе регулирования общественных отношений и вследствие своей близости к правовым нормам являются в этой системе одним из самых важных организационных инструментов. В.М. Сырых определяет такую систему как социальный механизм правового регулирования, собственное содержание которого «составляют лишь те явления и процессы, которые прямо воздействуют на процессы правового регулирования общественных отношений и имеют своим непосредственным объектом или результатом юридически значимые решения или действия»12. Следует согласиться с мнением этого ученого относительно сущности корпоративных норм как социально-правового средства механизма правового регулирования, отметив, однако, исключительно вспомогательную роль этого регулятора.

_______________________

12 Социология права: Учебное пособие (Под ред. Сырых В.М.)  М., 2001. С.92.

Нормативная база корпоративного регулирования разнородна, сложна и противоречива. Между ее составляющими, в том числе между правовыми и корпоративными нормами «могут существовать не только отношения координации, согласованности, но и противоречия, конфликты, которые затем находят выражение в системе общественных и правовых отношений, в конкретных действиях и поступках граждан и иных лиц»13. Такие противоречия правовых и корпоративных норм выявляются в системе отражения процессов социальной жизни постольку, поскольку первые из названных норм составляют систему инструментов правового регулирования государством общественной жизни, в то время как вторые представляют собой элемент общесоциального воздействия общества на государство. Чем более государство вторгается в жизнь гражданского общества, беря на себя его функции, которыми должно заниматься само общество и которые связаны с его природой (экономическая, политическая сфера), тем более усиливается регуляционная роль государства, организующая, законотворческая, исполнительная и распорядительная деятельность его органов, разрастается аппарат управления, объем нормативного регламентирования, укрепляется административная система.

________________________

13 Сырых В.М. Указ. произв. С.93.

 

Между тем, законодательство может и должно рассматривать себя лишь как орудие, посредством которого достигается проведение в жизнь того, что и без него живет в народе14, – писал Е. Губер в объяснительной записке к созданному им Швейцарскому гражданскому кодексу. Прогресс общества в целом зависит от расширения сферы, которая не является жестко зависимой от государства. Но для открытия таких возможностей необходимо обеспечение свободы, отсутствие мелочной связанности, зарегулированности правовыми предписаниями. Свобода воли гражданина, социальной группы, общества связана, прежде всего, со способностью самостоятельно принимать решения, с возможностью самостоятельно определять для себя приоритеты, содержание и последовательность своих действий, т.е. с возможностью самоуправления. Но самоуправление социальных групп, как справедливо отмечается в литературе, не может вырасти из идеи государственности, поэтому представляется абсурдным имевший место политический тезис о перспективах постепенного перерастания  «социалистической» государственности в общественное (коммунистическое) самоуправление15. Самоуправление, нормальная жизнь гражданского общества предопределяется реальной мерой, рамками его свободы. Свобода, ее рамки, границы, мера предопределяются через обособление общества от государства (частной собственности от собственности государства, власти народа от власти государства, суверенитета народа от суверенитета государства). Без обособления, как условия жизни общества, вообще теряет смысл постановка вопроса о свободе16.

_______________________

14 Швейцарское гражданское уложение 10 декабря 1907г. Пг., 1915. С.5.

15 См.: Кравченко В.В. О характере норм, создаваемых добровольными обществами // Советское государство и право. 1960. №8. С.57.

16 Завадская Л.Н. Механизм реализации права. М. 1992. С.30

 

Сфера корпоративной свободы создается самими субъектами, но, особенно в области регламентации экономических отношений, находится под достаточно жестким прессингом правового регулирования. В этой связи, важно определение границ государственного регулирования экономических отношений, собственности. В развитии рыночных отношений не будет значительного прогресса до тех пор, пока не будет поставлен и решен вопрос о допустимых законом оптимальных, стабильных границах вмешательства государства в «регулирование» экономических отношений, отношений собственности17.

________________________

17 Там же. С.60.

 

Новая экономика, как правильно отмечает В.С. Нерсесянц, - это, по сути, новые формы индивидуализированной собственности18, которая характеризуется обособленностью. Однако, конституционная свобода корпоративного регулирования в целях осуществления экономической деятельности значительно ограничена нормативно-правовыми предписаниями как количественным преимуществом последних, так и степенью правовой регламентации общественных отношений в предпринимательстве. Область применения корпоративных нормативных актов хозяйственных обществ сводится к разрешению вопросов этического и мелкоорганизационного характера.

________________________

18 Нерсесянц В.С. Концепция гражданской собственности // Сов. Государство и право. 1989. №10. С.37-47.

 

Похожие процессы характерны и для европейского права. Как отмечает М.И. Кулагин, во Франции, Швеции, Испании и ФРГ роль уставов организаций непрерывно падает. Дело в том, что все большее число сторон организации и деятельности акционерного общества регулируется императивными положениями законов и подзаконных актов, а не правилами, сформулированными в уставах. Так, законом, а не уставом (как это было раньше) определяется объем правомочий органов руководства и контроля акционерных обществ, порядок их функционирования, формы вознаграждения должностных лиц компании. Закон, а не устав регулирует сейчас отношения, возникающие в связи с выпуском облигаций19.

­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­________________________

19 Кулагин М.И. Избранные труды. М., 1997. С.81

 

Вместе с тем, именно устав организации содержит корпоративные нормы, которые вызывают особый интерес в силу специфической конструкции их вовлечения в механизм правового регулирования деятельностью организации.

Значительное количество норм гражданского права, в том числе содержащихся в нормативных актах о юридических лицах, носит диспозитивный характер. Диспозитивные нормы федеральных законов, регулирующих деятельность юридических лиц, осуществляя координацию соответствующих отношений, предоставляют возможность корпоративным субъектам  устанавливать в уставах корпоративные нормы, регулирующие те же корпоративные отношения, что и корпоративные правовые нормы. Необходимо заметить, что в данном случае происходит не замена одного нормативного регулятора другим, а взаимодействие правовой и неправовой нормы, выраженное в различных формах вовлечения корпоративного регулятора в механизм правового регулирования корпоративных отношений.

Анализ взаимодействия правовых и корпоративных норм позволяет, выделить следующие формы вовлечения последних в правовую систему:

1. Альтернативную форму, при которой между правовой и корпоративной нормой, регулирующей то же отношение, выбирается наиболее приемлемое для субъекта правило поведения. Причем, решение вопроса об обращении к той или иной норме производится в конечном итоге учредителем (участником) организации. Происходит так называемое кумулятивное воздействие двух видов социальных норм20. В качестве примера взаимодействия диспозитивных правовых и корпоративных норм можно привести положение ч.2 п.4 ст.72 Закона «Об акционерных обществах», в соответствии с которым оплата акций при их приобретении осуществляется деньгами, если иное не установлено уставом общества. Такая активная форма диспозитивной конструкции довольно распространена в законах о юридических лицах и заключается в предложении субъектам выработать корпоративную норму, отличную от правовой, что и будет являться условием ее применения в механизме правового регулирования. К другой, менее распространенной пассивной форме диспозитивной конструкции следует отнести обязанность субъекта дублировать содержание правовой нормы в корпоративных документах как условие возможности ее реализации обществом. Такую конструкцию можно обнаружить, например, в п.1 ст.65  Закона «Об акционерных обществах».

_______________________

20См.: Бару М.И. Соотношение правовых и иных социальных норм в регулировании трудовых отношений // Советское государство и право. 1973. №1. С.52.

 

2. Другую форму взаимодействия правовых и корпоративных норм составляет императивная корреляция. Присутствие некоторых групп корпоративных норм обязательно в уставе юридического лица в силу требований правовых норм. Так, статьей 11 Закона «Об акционерных обществах» предполагается как наличие самого корпоративного акта общества – устава, так и сведений (корпоративных норм), которые непременно должны содержаться в уставе.

3. Взаимодействие правовых и корпоративных норм во внутренних документах компании может иметь бланкетный характер. В п.5 ст.49 Закона «Об акционерных обществах» установлено, что порядок принятия общим собранием акционеров решения по порядку ведения общего собрания акционеров устанавливается уставом общества или внутренними документами общества, утвержденными решением общего собрания акционеров. Данная корпоративно-правовая конструкция предполагает возможность применения указанной нормы права при условии действия обозначенной в ней корпоративной нормы.

4. Кроме того, корпоративные нормы могут вовлекаться как регуляторы, дополняющие положения установленные Законом. В качестве примера можно привести норму, содержащуюся в п.4 ст. 53 Закона«Об акционерных обществах», в соответствии с которой уставом или иными внутренними документами общества может предусматриваться требование предоставления дополнительных сведений о кандидатах на выборные должности, помимо тех, что обозначены в указанной правовой норме.

Анализ форм вовлечения корпоративных норм в механизм корпоративно-правового регулирования позволяет разделить их на две категории: к одной из них относятся формы вовлечения корпоративных норм на основе дискреционного принципа использования по усмотрению субъекта тех полномочий, которые делегируются ему правовыми нормами. Другую категорию составляет императивная форма, при которой корпоративное нормирование обязательно ввиду соответствующего требования правовых норм.

В корпоративных актах, безусловно, присутствуют корпоративные нормы, не имеющие юридической связи с нормами права и включенные в корпоративный документ по инициативе субъекта. Здесь необходимо отметить, что законодательная декларация о возможности наполнять устав организации любыми, не противоречащими закону корпоративными нормами (например п.3. ст.11 Закона об АО) не может рассматриваться как санкция или полномочие на осуществление субъектом правового регулирования. Подобные правовые установления лишь подчеркивают диспозитивную сущность устава, во-первых, как документа используемого в целях корпоративного правового регулирования в строго очерченных законом границах и, во-вторых, как внутреннего корпоративного акта способного содержать любые, необходимые для деятельности организации корпоративные нормы.

Устав, как правило, является публичным документом организации и предназначается для ее юридической индивидуализации в качестве субъекта права. По причине данных обстоятельств учредители при подготовке этого документа снабжают его преимущественно юридически значимыми корпоративными нормами. Корпоративные нормы, относящиеся к этой категории крайне интересны для исследования в силу своего нетипичного основания установления и области регулирования.

Как уже отмечалось, устав организации содержит корпоративные нормы, которые возникают в связи с реализацией субъектом конституционных свобод, в силу соответствующего юридического предписания или добровольного вовлечения корпоративных норм в сферу правового регулирования. Такое вовлечение происходит по причине намерения законодателя обеспечить нормативно-правовое регулирование определенных корпоративных отношений. Однако, то, как именно они будут урегулированы, передается на усмотрение соответствующей организации в силу общей диспозитивности гражданского законодательства. С помощью корпоративных регуляторов бланкетным правовым нормам придается исчерпывающая формальная определенность: формулируются права и обязанности на конкретные дозволенные и необходимые юридически значимые действия. В результате такой конструкции не происходит превращения корпоративной нормы в правовую, поскольку сама по себе корпоративная норма не выражает государственной воли и не служит удовлетворению государственных интересов. Ее юридическая значимость состоит в придании бланкетным правовым нормам законченной регулятивной структуры.

Нет в данном случае и делегирования государством правотворческих полномочий юридическим лицам либо санкционирования их «правотворческой» деятельности.  Передача государственных функций в области правотворчества корпоративным организациям возможна для наиболее эффективного регулирования отношений в той или иной сфере профессиональных интересов (например, деятельности участников рынка ценных бумаг). Причем, такие  юридические нормы распространяются на действия любого субъекта соответствующей деятельности, даже не являющегося участником (членом) корпоративной организации. Таким образом, при делегированном правотворчестве действие норм, создаваемых корпоративными организациями, выходит за рамки внутрикорпоративного регулирования и рассчитано на специфические  отношения, возникающие в относительно узкой профессиональной среде. Но, как следует из всех без исключения научных источников, действие корпоративных норм ограничено кругом отношений, возникающих внутри организации, и обеспечивать реализацию интересов, лиц, не имеющих отношения к организации, они не могут. Аналогичной точки зрения придерживались правоведы советского периода, когда делегирование властных полномочий общественным организациям было довольно распространено: действие норм, издаваемых общественными организациями в процессе выполнения перешедших к ним государственных функций, не связано с членскими отношениями, с принадлежностью лиц и органов к этим организациям и может распространяться на граждан и органы, не входящие в их состав21.

_________________________

21 Баймаханов М.Т. Нормотворческая деятельность общественных организаций в процессе выполнения переданных им государственных функций // Советское государство и право. 1963. №9. С.96.

 

Кроме того, правотворческое делегирование есть дополнительная мера, сопровождающая акт передачи корпоративной организации части государственных функций. Функции, переходящие от государства к корпоративным организациям, имеют характерную социальную природу,  определяющую соотношения сфер правового и внеправового регулирования. Казалось бы, что при сохранении такими функциями признаков и черт государственного характера регламентация отношений, возникающих в процессе их осуществления, в большей или меньшей степени должна производиться с помощью права22. Вместе с тем, законодательство о юридических лицах относится к частноправовой сфере регулирования и каких-либо специальных правотворческих функций за участниками гражданско-правовых отношений не закрепляет.

_________________________

22 См.: Керимов Д.А., Шаргородский М.Д., Актуальные проблемы теории советского права // Правоведение, 1961. №2.С. 32. Лукъянов А.И., Лазарев Б.М. Советское государство и общественные организации. М., 1961. С.256.

 

Говорить о санкционировании как форме легализации норм, устанавливаемых организациями вообще не приходится, поскольку ни один из корпоративных документов, в том числе устав организации в настоящее время не регистрируется и даже не проверяется на соответствие  законодательству уполномоченными органами при образовании юридического лица23.

___________________________

23 Федеральный закон от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц". Собрание законодательства Российской Федерации от 13 августа 2001 г., N 33 (Часть I), ст. 3431

 

Для определения роли корпоративных норм в процессе государственно-правового регулирования корпоративной деятельностью, важно понимать, что сами по себе внутриорганизационные нормы, вовлеченные в механизм правового регулирования деятельности юридических лиц, не приобретают характера права, но с их помощью формируется этот механизм. Корпоративные нормы в результате такого вовлечения приобретают не характерную для них особенность, состоящую в обеспечении и охране от нарушений с помощью мер государственного воздействия. В отличие от норм права внеправовые нормы не обеспечиваются и не могут обеспечиваться в прямой форме юридическими средствами24. Прекращение действия корреспондирующихся этим корпоративным нормам правовых регуляторов (например,  при аброгации), изложенных законодателем в бланкетной форме, автоматически лишает первые юридического обеспечения.

___________________________

24 Марченко М.Н. Проблемы теории государства и права. М., 2001. С.631

 

В силу общей диспозитивности российского законодательства о юридических лицах, императивные правовые нормы уступают по объему правового регулирования диспозитивным. Данное обстоятельство предоставляет организациям значительное пространство для маневра в области собственного корпоративного регулирования. Государство не предписывает им (хозяйствующим субъектам) их поведение, а лишь формирует правила, которым это поведение должно подчиняться25.

___________________________

25 Шиткина И. Локальное правовое регулирование деятельности акционерного общества // Хозяйство и право. 1987. №5. С.97.

 

Такое взаимодействие регуляторов, на наш взгляд, предоставляет возможность корпоративным организациям оказывать влияние на формирование законодательства посредством развития корпоративных регуляторов.

В качестве вывода следует отметить, что деятельность, состоящую в урегулировании отношений корпоративными нормами, необходимо рассматривать как акт реализации субъективных прав и обязанностей. В процессе регулирования корпоративной деятельности происходит не замена одного нормативного регулятора другим, а взаимодействие правовой и неправовой (корпоративной) нормы, выраженное в различных формах вовлечения (взаимодействия и взаимопроникновения) корпоративного регулятора в состав элемента механизма правового регулирования корпоративных отношений.

В процессе исследования динамики взаимодействия правовых и корпоративных регуляторов были выделены следующие формы вовлечения корпоративных норм в правовую систему: альтернативная форма, императивное вовлечение, бланкетная форма, дополняющая форма.

Обобщение форм вовлечения корпоративных норм в механизм корпоративно-правового регулирования позволило нам разделить их на две категории: 1) формы вовлечения корпоративных норм на основе дискреционного принципа использования по усмотрению субъекта тех полномочий, которые делегируются ему правовыми нормами; 2) императивная форма, при которой корпоративное регулирование обязательно ввиду соответствующего требования правовых норм.





L 2005 АНО "Центр правовых исследований и развития законодательства"
All Rights Reserved E-mail: mail@centrlaw.ru
Все права защищены ©
Сайт создан компанией Big Apple