Телефоны в Москве: (495) 928 6863; (495) 648 6958; (495) 287 4552
 
Публикации    Наши заказчики    Отзывы    Контакты    
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Совет Федерации
Кадастра
Роспатент Российский гуманитарный научный фонд

Роль корпоративного нормотворчества в развитии российского законодательства


С.А. Алейник

кандидат юридических наук

 

Роль корпоративного нормотворчества в развитии российского законодательства

 

Не смотря на свою сугубо социальную природу, корпоративные нормы занимают особое место в сис­теме правового регулирования деятельности корпоративных организаций. Действующее законодательство предусматривает обязательное регулирование именно этими нормами таких важных положений, как цели и задачи юридического лица, территории его деятельности, порядок вступления и выбытия членов (учредите­лей), их права и обязанности, структура организации, срок и полномочия руководящих органов. Корпоратив­ными нормами определяется большинство процедурных вопросов деятельности юридических лиц.

Корпоративные нормы представляют собой правила поведения, устанавливаемые и охраняемые орга­нами управления корпоративного образования, распространяющиеся на известный круг лиц и направленные на реализацию частных интересов этой организации.

На протяжении второй половины прошлого столетия у ученых не возникало сомнений по поводу пра­вовой сущности корпоративных норм. Советское право развивалось под влиянием жестких централизован­ных начал, сформулированных ленинской догматической установкой о том, что «мы нечего «частного» не признаем, для нас все в области хозяйства есть публично-правовое, а не частное»1. Такой подход являлся не более чем прикрытием тоталитарного подхода в регулировании общественной жизни, оправданием диктату­ры над гражданским обществом и в конечном итоге повлек за собой ограничение реальной политической свободы и фактическое отсутствие частной собственности. Корпоративные нормы, являясь одной из форм реализации гражданской свободы, были заменены тотальным правовым регулированием. Любая частно-социальная инициатива, предприимчивость трудовых коллективов и кооператоров не только лишалась здравого смысла, но и фактически была парализована необъятным, всепоглощающим публичным правом.

Отсутствие частной собственности автоматически лишало граждан свободы распоряжения этим пра­вом - свободы, лежащей в основе возникновения корпоративных норм. Невозможность какого-либо диспозитивного подхода при осуществлении гражданами своих прав заставляло рассматривать любое регулирование деятельности создаваемых ими организаций как правовое, то есть осуществляемое посредством правовых норм. В такой ситуации правила, устанавливаемые в организациях, иначе как правовыми нормами «особого типа» и назвать было нельзя. Вопрос о правовом содержании корпоративных норм неизбежно усложняется при рассмотрении его в ракурсе соотношения права как такового и правовых норм. Безусловно, право нельзя сводить к формальной совокупности правил поведения, которые выступают всего лишь его выражением в данный момент в данном обществе. Эти правила не составляют права, хотя и являются его главным инстру­ментом. В этой связи анализ правового содержания корпоративных норм, на наш взгляд, необходимо разде­лить на два этапа: необходимо в первую очередь сопоставить корпоративные нормы с правовыми, а уже затем оценить корпоративные нормы на предмет их правового содержания.

Правовые и корпоративные нормы, будучи органически связанными между собой и взаимодействуя друг с другом, вместе с тем значительно отличаются друг от друга как с формальной, так и с содержательной стороны. Обладая общими, присущими всем без исключения социальным нормам признаками и чертами, правовые и корпоративные нормы имеют в то же время свои собственные, специфические черты.

Являясь разновидностью социальных норм, корпоративные нормы содержат в себе соответствующие родовые признаки:

регулируют определенный круг общественных отношений;

предназначены для многократного использования;

имеют неперсонифицированный, общий характер юридического воздействия.

Вместе с тем, проделав некоторую аналитическую работу, можно выделить следующие принципиальные различия между правовыми и корпоративными нормами, которые не позволяют относить вторые к раз­ряду первых.

1. Характер отношений, которые входят в сферу регулирования правовых норм существенно отлича­ется от характера отношений, находящихся в сфере действия корпоративных норм. Первые регулируют жизненно необходимые обществу, государству и гражданам отношения. Вторые сосредоточены на отношениях межличностного и межгруппового порядка, они обеспечивают гармоничное существование отдельных групп людей, регулируя большей частью отношения между ними внутри таких групп.

Действующий правовой порядок уравновешивает разнообразие стремлений и интересов, выражая их средний уровень в данном обществе2. Из этого положения следует важный вывод о том, что законодатель выделяет наиболее важные, актуальные и типичные общественные отношения3. При этом остается открытым вопрос о нетипичных интересах, таких, которые не показались законодателю достаточно важными для их удовлетворения правовыми нормами. К таким интересам можно отнести частные, в том числе корпоративные интересы, реализация которых использованием норм права не достигается по причинам, среди которых в научной литературе принято выделять количественную, качественную и экономическую4.

2.      Правовые и корпоративные нормы различаются по порядку и способу их установления. Правовые нормы создаются государством в лице его уполномоченных органов, им же отменяются, дополняются и из­ меняются. Правовые нормы всегда выражают государственную волю, которая в свою очередь воплощает в
себе волю класса, правящей группы, народа, общества или нации. Корпоративные нормы возникают в результате нормотворческой деятельности корпоративной социальной группы для достижения ими хозяйственных или иных предусмотренных уставом или другими корпоративными актами целей.

Возможность выражения государственной воли общества при помощи правовых норм объясняется их государственно-волевым характером. Установление правовых норм немыслимо вне осознанной, волевой деятель­ности людей. Право всегда есть воля, но не всякая воля есть право. Так, не является правом воля отдельного инди­вида или группы лиц, возглавляющих корпоративное образование и принимающих решение по поводу тех или иных корпоративных регуляторов, действующих в организации. Только когда воля «выражена как закон, уста­новленный властью»5, она становиться государственной, становится правовым регулятором.

3. Правовые и корпоративные нормы различаются по формам, средствам и методам их обеспечения. При обеспечении и тех и других норм используются материальные, организационные и другие средства, с помощью которых достигается исполнение этих правил теми, на кого они рассчитаны. Однако в отличие от корпоративных норм, правовые обеспечиваются свойственными только им юридическими средствами.

4. Существенным критерием различия правовых и корпоративных норм является характер и степень оп­ределенности мер воздействия, применяемых к нарушителю установленных этими нормами правил поведения.

Сопоставляя корпоративные и правовые нормы, необходимо помнить, что эти регуляторы - наиболее близкие друг к другу социальные нормы. Как уже отмечалось выше, многие признаки правовых норм относятся в полной мере к корпоративным, что подчеркивает их единство. Основная масса общественных отношений развивается под комплексным воздействием нескольких разновидностей социальных норм. Так, отношения, скла­дывающиеся в корпоративной организации, регулируются как правовыми, так и корпоративными нормами. В зависимости от формы корпоративной организации ее деятельность преимущественно регулируется либо те­ми, либо другими нормами. Например, акционерное общество, являясь сложным организационно-правовым формированием, действует большей частью в силу определенных правовых норм. В то же время функциониро­вание какого-либо клуба или даже общественного объединения подчинено правовым нормам постольку, по­скольку это необходимо для установления отношений с третьими лицами. Для разрешения частных, внутренних вопросов такие организации руководствуются в основном корпоративными нормами.

Право - это не сама деятельность субъектов, а особый регулятор этой деятельности, поведения людей, общественных отношений6. Рассматривая корпоративные нормы как результат специальной деятельности людей по обеспечению своих частных интересов путем детализации и развития минимума правовых норм, которые содержатся в законе, мы непременно придем к выводу о том, что такая деятельность есть не что иное, как реализация права, т.е. перевод абстрактных предписаний закона, равно применимых к различным субъектам права, в конкретную жизненную сферу.

Значительное количество норм гражданского права, в том числе содержащихся в нормативных актах о юридических лицах, носит диспозитивный характер. Децентрализованное регулирование деятельности юридических лиц во многом способствует реализации конституционной свободы объединений и осуществле­ния экономической деятельности. Диспозитивные нормы федеральных законов, регулирующих деятельность юридических лиц, осуществляя координацию соответствующих отношений, предоставляют возможность участникам и учредителям обществ и объединений устанавливать в уставах корпоративные нормы, отме­няющие правила, предлагаемые правовыми нормами. Иными словами, некоторые внутрикорпоративные от­ношения регулируются нормами устава, наличие которых определяет их приоритет над соответствующими диспозитивными правовыми нормами. Необходимо заметить, что в данном случае происходит не замена одного нормативного регулятора другим, а взаимодействие правовой и внеправовой нормы в процессе их реали­зации, выраженное альтернативой, когда из сложного юридического состава выбирается наиболее приемлемое правило поведения. При этом решение вопроса о реализации той или иной нормы производится в конечном итоге учредителем (участником) организации. Происходит так называемое кумулятивное воздействие двух видов социальных норм7. В качестве примера взаимодействия диспозитивных правовых и корпоративных норм можно привести положение ч. 2 п. 4 ст. 72 Закона об акционерных обществах, в соответствии с которым оплата акций при их приобретении осуществляется деньгами, если иное не установлено уставом общества. Такая активная форма диапозитивной конструкции довольно распространена в законах о юридических лицах и заключается в предложении субъектам выработать корпоративную норму, отличную от правовой, что и будет являться условием ее применения в механизме правового регулирования. К другой, менее распростра­ненной пассивной форме диспозитивной конструкции следует отнести обязанность субъекта дублировать содержание правовой нормы в корпоративных документах как условие возможности ее реализации общест­вом. Такую конструкцию можно обнаружить, например, в п. 1 ст. 65 Закона об акционерных обществах.

Другую разновидность взаимодействия правовых и корпоративных норм составляет императивная корреляция. Присутствие некоторых групп корпоративных норм обязательно в уставе юридического лица в силу требований правовых норм. Так, ст. 11 Закона об акционерных обществах предполагается как наличие самого корпоративного акта общества - устава, так и сведений (корпоративных норм), которые непременно должны содержаться в уставе.

Помимо вышеозначенных форм соотносимость правовых и корпоративных норм во внутренних доку­ментах компании может иметь бланкетный характер. В п. 5 ст. 49 Закона об акционерных обществах уста­новлено, что порядок принятия общим собранием акционеров решения по порядку ведения общего собрания акционеров устанавливается уставом общества или внутренними документами общества, утвержденными решением общего собрания акционеров. Данная корпоративно-правовая конструкция предполагает возмож­ность реализации указанной нормы права при условии действия обозначенной в ней корпоративной нормы.

Кроме того, уставы юридических лиц могут содержать корпоративные нормы, дополняющие положе­ния установленные законом. В качестве примера можно привести норму, содержащуюся в п. 4 ст. 53 Закона об акционерных обществах, в соответствии с которой уставом или иными внутренними документами общест­ва может предусматриваться требование предоставления дополнительных сведений о кандидатах на выбор­ные должности, помимо тех, что обозначены в указанной правовой норме.

Таким образом, вся совокупность корпоративных норм, содержащихся во внутриорганизационных до­кументах, может быть разделена на три группы: в основе одной из них лежит взаимодействие правовых и корпоративных норм на основе дискреционного принципа использования по усмотрению субъекта тех пол­номочий, которые делегируются ему правовыми нормами; другую группу составляют корпоративные нормы, наличие которых обязательно ввиду соответствующего требования правовых норм; к третьей группе относят­ся корпоративные нормы, не имеющие юридической связи с нормами закона и включенные во внутрикорпо­ративный документ по инициативе субъекта нормотворчества. Здесь необходимо отметить, что законода­тельная декларация о возможности наполнять корпоративные акты (например, устав) любыми не противоре­чащими закону корпоративными нормами (например, п. 3. ст. 11 Закона об акционерных обществах), не может рассматриваться как санкция или полномочие на осуществление субъектом правового регулирования. Подобные правовые установления лишь подчеркивают диспозитивную сущность устава, во-первых, как до­кумента, используемого в целях корпоративного правового регулирования в строго очерченных законом гра­ницах, и, во-вторых, как внутреннего корпоративного акта, способного содержать любые необходимые для деятельности организации корпоративные нормы.

Сами по себе внутриорганизационные нормы, вовлеченные в механизм правового регулирования дея­тельности юридических лиц* не приобретают характера права, но за счет них формируется этот механизм. Корпоративные нормы в результате такого вовлечения приобретают не характерную для них особенность, состоящую в обеспечении и охране от нарушений с помощью мер государственного воздействия. Однако данное свойство корпоративные нормы получают «заочно», в силу наличия в конструкции правового регуля­тора, поскольку в отличие от норм права неправовые нормы не обеспечиваются и не могут обеспечиваться в прямой форме юридическими средствами8. Таким образом, прекращение действия правовых норм автомати­чески лишает корреспондирующиеся им корпоративные нормы юридического обеспечения.

Безусловно, в регулировании организационной группы общественных отношений первостепенное ме­сто занимают централизованные правовые нормы, однако поле, свободное от государственного вмешательст­ва, столь велико, что корпоративное нормотворчество переживает в России вторую молодость. На этот счет можно отнести известное высказывание Томаса Гоббса о том, что граждане пользуются тем большей свобо­дой, чем больше дел законы оставляют на их усмотрение.

 

 

1 Ленин В.И. Паян. собр. соч. Т. 44. С. 398.

2 Муромцев С.А. Определение и основное разделение права. М., 1879. С. 155.

3 Грибанов В.П. Интерес в гражданском праве // Советское государство и право. 1967. № 1. С. 54.

4 См.: Малеин Н.С. Охраняемый законом интерес // Советское государство и право. 1980. № 1. С. 28—30; Ромовская З.В. Судебная защита охраняемого законом интереса // XXVI Съезд КПСС и проблемы реализации советского права. Львов, 1983. С. 79-80; Малько А.В. Субъективное право и законный интерес // Правоведение. 1998. № 4. С. 65.

5 Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 32. С. 340.

6 Байтин М.И. О современном нормативном понимании права // Журнал российского права. 1999. № 1. С. 104.

7 Бару М.И. Соотношение правовых и иных социальных норм в регулировании трудовых отношений // Советское государство и право. 1973. № 1. С. 52.

8 Марченко М.Н. Проблемы теории государства и права. М, 2001. С. 631.

 

 

Данная статья опубликована в сборнике «Актуальные проблемы совершенствования российского законодатель­ства на современном этапе: Материалы Всероссийской научно-практической конференции (4-5 ноября 2003года)».





L 2005 АНО "Центр правовых исследований и развития законодательства"
All Rights Reserved E-mail: mail@centrlaw.ru
Все права защищены ©
Сайт создан компанией Big Apple