Телефоны в Москве: (495) 928 6863; (495) 648 6958; (495) 287 4552
 
Публикации    Наши заказчики    Отзывы    Контакты    
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Совет Федерации
Кадастра
Роспатент Российский гуманитарный научный фонд

Глава 2. ПОНЯТИЕ ЗАКОНА


 

 

Понятие «закона» одно из самых используемых в науке юриспруденции и нормативных правовых актах. Этот термин имеет длительную историю, и на протяжении своего существования он несколько изменил свое содержание. В научной литературе изучались примеры этого процесса [1]. В области самых различных отраслей права делался упрек в адрес специалистов-теоретиков за недостаточное научное рвение в проработке этой дефиниции. Так, например, еще в 1948 году М.Д.Шаргородский высказался об актуальности  теоретической разработки понятия закона. Он отмечал, что «общепризнанного понятия закона наша наука теории права еще не дает, а потому авторам, занимающимся исследованием отдельных отраслей права, приходится давать свои определения понятия закона»[2].

Д.А. Керимов отмечает течение буржуазной мысли о разделении закона в формальном и материальном смыслах. «Эта разновидность буржуазных учений о законе считала, что к законодательству относятся  все нормативные акты государственной власти, от каких бы органов эти правовые нормы не исходили. Все они однородны по своему содержанию, являясь абстрактными правилами, регулирующими человеческие отношения. Поскольку правовые нормы, как таковые, не создают непосредственно реальных отношений, а  требуют для воплощения их в жизнь мотивированной ими деятельности, постольку последнего рода деятельность выражается в индивидуальных, конкретных актах государственной власти и именуется управлением[3]. Таким образом, закон в материальном смысле есть нечто иное, как правовая норма.

Однако, несмотря на то, что материальная конструкция закона по мнению, например, Еллинека одна может дать разрешение вопроса о том, к какой категории актов по своему существу относится то или иное проявление государственного властвования, она вместе с тем не может дать исчерпывающей конструкции закона и нуждается поэтому в дополнении в виде формальной теории закона, так как на практике, говорит Еллинек, ни в одном государстве законодательная функция не концентрируется исключительно в руках законодателя[4]. В связи с этим, Еллинек определяет закон в формальном смысле, как акт, который правительство или совсем не имеет права издавать, или не может издавать иначе как в согласии с определенным конституцией непосредственным органом»[5].

Не актуальной для сегодняшнего для, но исключительно оригинальной и мудрой является мысль Трубецкого о наличии закона в обширном и тесном смысле.

«Законом в обширном смысле … должна быть признана всякая юридическая норма, установленная прямым велением того или другого авторитета.

… Под наше понятие закона в обширном смысле подойдут не только нормы, издаваемые официально признаваемыми учреждениями, обществами и союзами, но также и правила, издаваемые частными обществами, все равно легальными или нелегальными, и даже частными лицами»[6].

Под законом в тесном смысле «следует понимать норму, установленную высшим в пределах каждой данной правовой организации правовым авторитетом… Авторитет всякого общественного союза возвышается над авторитетом лиц, входящих в его состав: среди самих общественных союзов следует различать подчиненные и самостоятельные, верховные… Законом в тесном смысле.. должна считаться правовая норма, установленная высшим авторитетом в этой лестнице, авторитетом верховным »[7].

Современная юриспруденция для определения законов и их видов использует понятие «юридическая сила». Против этого термина «авторитет» обладает более глубоким смыслом, характеризируя степень признания актов со стороны субъектов права, адресатов правовых предписаний.

Следует иметь в виду, что слово «закон» имеет не только специальный, но и общеупотребимый, обыденный смысл. К обыденному мы относим понятие закона в широком смысле, согласно которому законом являются « все нормативные правовые акты, любые установленные государством общеобязательные правила. В собственно юридическом смысле закон – нормативный акт, принятый в особом порядке высшим представительным органом законодательной власти либо непосредственным волеизъявлением населения (например, в порядке референдума) и регулирующий наиболее важные и устойчивые общественные отношения»[8].

В действительности, квалифицирующим признаком закона чаще всего называется его источник – народ или представительный орган демократии. Такой подход к рассматриваемой форме права сложился не так давно. Еще в начале 20 века отечественные юристы  использовали слово закон для обозначения любого акта, исходящего от органов государственной власти, что подтверждается приведенными выше классификациями. Система нормативных правовых актов государства столь разнообразна, что в ней неизбежными оказались иерархические конструкции.

Монополия на создание законодательства не столь уже бесспорно принадлежит указанным субъектам. В истории нашего государства и в мировом опыте имелся и существует сегодня институт делегированного законодательства. Не останавливаясь на деталях этого феномена, приведем лишь один пример.

Все определения закона преследуют сходную цель – подчеркнуть особенность этого вида нормативного акта, выделить в этой системе, подчеркнуть его роль и значение. Источники этого особого статуса отыскиваются в разных плоскостях: процедуре возникновения, издающей силе, внутренне структуре, стиле, языке. И в каждой из этих плоскостей находятся специфические свойства закона.

Краткий обзор определений начнем с наиболее широких, абстрактных. Таковыми являются определения, пытающиеся подчеркнуть сущностное, предметное своеобразие закона, в том числе его типичность, обращенность к наиболее важным общественным отношениям. Приведем пример такого определения: «.. закон (статут) есть формальное постановление  относительно какого-нибудь правила поведения, подлежащего в будущем соблюдению со стороны тех лиц, к которым оно обращено… В сравнительно редких случаях он стремится установить уже существующее право, но даже и тут весьма сомнительно, что творцы законов сами думали, что они устанавливают уже существующее право»[9]. Предложенный подход представляется нам необоснованным и противоречащим социологическому подходу к праву. Мы полагаем верным диаметрально противоположный подход: в закон должны попадать те правила, которые в отечественной практике уже сложились. Другое дело, что оболочка и детали содержания иные. Формой их чаще выступает обычай, а содержание отличается в виду своеобразия стиля выражения и существования обычных норм. Вспоминаются исключительно мудрые слова Ж.Ж. Руссо о законодателе:

 

Имеют место определения, сочетающие сущностные и процедурные особенности законов. Так, Иванов, отмечает, что закон – «это разновидность нормативного правового акта, принятого представительным органом государственной власти в особом порядке либо на референдуме, обладающего после Конституции высшей юридической силой по отношению ко всем иным видам нормативных правовых актов, регулирующий наиболее важные и стабильные общественные отношения и являющийся правовой основой для издания подзаконных нормативных правовых актов»[10].

Краткостью отличается следующее определение: Закон - это основной правовой акт, издаваемый законодательным (представительным) органом или принимаемым путем народного голосования для регулирования важнейших общественных отношений.

Мы полагаем, что законодатель не только должен понимать источник своих предписаний, но и сознательно стремиться воплотить в формальном праве идеальное.

Традиционным является подход к закону в связи с делением нормативных актов по юридической силе. При этом все остальные свойства этого акта используются только как условие или причина его высшей юридической силы. Приведем пример такого подхода: «Закон – это принимаемый в особом порядке и обладающий высшей юридической силой  нормативно-правовой акт, выражающий государственную волю по наиболее важным вопросам общественной жизни… Высшая юридическая сила законов имеет следующие проявления:

- все остальные правовые акты должны исходить из законов и соответствовать им, а в случаях противоречия законам действует последний;

- никто не вправе отменить или изменить закон, кроме того органа, который его создал;

- законы не подлежат утверждению каким-либо другим органом после их принятия»[11].

Мы полагаем, что для полноты характеристики этого акта следует более внимательно отношения его структура, язык, стиль, т.е. то, что с точки зрения законодательной техники должно внешне выделять закон. Действительно, закон имеет особенности структуры. Так, закон, как правило, имеет преамбулу, делится на главы, разделы, имеет сквозную нумерацию, делится на статьи, которые, в свою очередь, имеют другие элементы (части, пункты, абзацы).

У закона имеются специфические реквизиты и целый ряд других особенностей, способствующих внешней определенности этого акта. Было высказано мнение, что «законы должны регулировать наиболее значимые, существенные общественные отношения; они должны быть совершенными как по содержанию, так и по форме; если закон нормативно закрепляет справедливость, то есть носит правовой характер, то соблюдение его должно быть непререкаемым»[12]. Кроме того, изложенная концепция закона обращается к естественно-правовым истокам понятия закона. Мы их видим следующим образом. Все особенности закона должны служить основополагающей цели –повышению легитимности этого акта, который должен наиболее точно выражать интересы граждан государства. Не случайно в науке неоднократно предпринимались попытки установить, чью волю должны отражать законы страны.

Обобщая перечисленные подходы к определению законов, отметим их основополагающие свойства. К ним мы относим следующие:

а) представляет собой нормативное выражение воли народа в результате согласования различных социальных интересов;

б) принимается законодательными (представительными) органами или принимается путем референдума - народного голосования;

в) регулирует наиболее важные, значимые и устойчивые общественные отношения, обеспечивает упорядоченное развитие всех сфер жизни общества;

г) обладает наибольшей юридической силой среди других правовых актов;

д) принимается в результате законодательного процесса в особом процессуальном порядке;

е) имеет специфическую структуру;

ж) содержит нормы права.

Перечисленные признаки важны для установления системы законов и их места в иерархии нормативных правовых актов. Наряду с перечисленными (назовем их формальными) признаками  нельзя не назвать и других, которые мы хотели бы видеть у законов. Д.А.Керимов называет такие признаки: «закон непосредственно и прямо выражает волю всего советского народа, что обеспечивается как последовательно демократическим порядком  выборов Верховного Совета на основе всеобщего, равного и прямого избирательного прав при тайном голосовании, так и на основе подлинно демократического построения Верховного Совета»[13] и «носит творчески-инициативный, организационный характер»[14]. Последний признак мы хотим усилить прогностическим характером закона. Он должен не только верно отражать сложившиеся в обществе сложившиеся в обществе правила, но и направлять развитие общественных отношений на общественно-полезные цели. Закон может содержать не популярные, но объективно необходимые меры.

Судьба еще одного признака складывается в последнее десятилетие весьма неудачно. Еще 15 лет назад в числе признаков обязательно назывались стабильность, длительность действия. Сегодня этот признак из квалифицирующих перемещается в желательные, так как он реально утрачивается. Он перечеркнут законами-однодневками, теснится перманентными изменениями и дополнениями. Конечно, это не

Из 182 федеральных законов, принятых в 2001 году,  51 являются дополнениями и изменениями, 26 - изменениями и 20 - дополнения действующих актов. Таким образом, 97 закон – это несамостоятельные законы. Законы, принятые до 1995 года изменяются несравнимо реже, нежели более поздние акты. Так, например, в числе измененных и дополненных в 2001 году актов наиболее отличились 2000 и 1998 годы – 12 и 13 соответственно. Если брать персонально акты, то наиболее изменяемый документ – вторая часть Налогового кодекса (6 изменений за один год) и закон «О бюджете на 2001 год» (4 изменения)[15].

Приведенная статистика достаточно негативно влияет на понимание длительности существования, устойчивости нормативных актов, но и не означает нашего намерения отказаться от данного признака вообще. Напротив, мы полагаем, что это один из основополагающих признаков, который позволяет закону выполнять роль фундамента правовой системы.




[1] Иванов С.А. Соотношение закона и подзаконного акта. С. 9.

[2] Шаргородский М.Д. Уголовный закон. М., 1948. С. 29.

[3] Керимов Д.А. Источники советского социалистического права. канд. дисс. - Ленинград, 1950. С. 229.

[4] См.: Еллинек Г. Общее учение о государстве. 1908 г. С. 449.

[5] Керимов Д.А. Источники советского социалистического права. Канд. дисс. - Ленинград, 1950. С. 230

[6] Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права. СПб.: Лань, 1999. С. 112.

[7] Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права. СПб.: Лань, 1999. С. 113.

[8] Российская юридическая энциклопедия. М., 1999.  С. 988.

[9] Дженкс Э. Английское право. М., 1947. С. 42.

[10] Иванов С.А. Соотношение закона и подзаконного акта. Автореф. диссер. канд. юрид. наук. М., 2001. С.  9.

[12] Гранат Л.В. Источники права // Юрист, 1998. №  9. С. 9.

[13] Керимов Д.А. Источники советского социалистического права. канд. дисс. - Ленинград, 1950. С. 243.

[14] Керимов Д.А. Источники советского социалистического права. канд. дисс. - Ленинград, 1950. С. 246.

[15] Статистика дана в данных Справочной Системы КонсультантПлюс.





L 2005 АНО "Центр правовых исследований и развития законодательства"
All Rights Reserved E-mail: mail@centrlaw.ru
Все права защищены ©
Сайт создан компанией Big Apple