Телефоны в Москве: (495) 928 6863; (495) 648 6958; (495) 287 4552
 
Публикации    Наши заказчики    Отзывы    Контакты    
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Совет Федерации
Кадастра
Роспатент Российский гуманитарный научный фонд

Проблемы коммерциализации интеллектуальной собственности (А.М.Клейман)


 

       Коммерциализация интеллектуальной собственности в нормативно-законодательном смысле предполагает пересечение трех главных нормативных отраслей: права, налогового обеспечения, бухгалтерского учета. К сожалению, многие нормы данных отраслей противоречат друг другу. Это - коллизии норм: гражданского права и бухгалтерского учета; налогового и бухгалтерского учета.

       Первая необходимая мера преодоления этих противоречий - выявление и идентификация интеллектуальной собственности, т. е. проведение инвентаризации результатов научно-технической деятельности, НИОКР и отделение одних объектов от других. Следующий этап - оформление прав на интеллектуальную собственность. На этом этапе надо определить, кому принадлежат права собственности на созданный объект. Здесь очень важную роль играет финансовый источник создания. Если разработчик пользовался бюджетными средствами, то дальнейшие его действия зависят от двух взаимопротивоположных законодательных актов:  постановление Правительства РФ от 02.09.1999 г. № 982 "Об использовании результатов научно-технической деятельности" закрепляет право собственности за государством, а Гражданский кодекс РФ, напротив, устанавливает другую норму, указывая, что данный вопрос должен решаться по согласованию сторон.

       Если разработчик решил, что права собственности принадлежат ему, перед ним возникает другой вопрос:  стоит ли легализовать данный объект. Это зависит от вида полученной интеллектуальной собственности, но уже не в юридическом смысле, а в бухгалтерском. Дело в том, что в  бухгалтерской практике различают следующие три вида интеллектуальной собственности:
- способные стать нематериальными активами;

- подлежащие правовой охране, но не оформленные;

- не подлежащие правовой охране.

      В налоговом законодательстве также имеются расхождения, например в отношении ноу-хау. В бухгалтерском учете ноу-хау не относится к активам, а по налоговому законодательству - относится. Из-за этого возникают ошибки, так как по бухучету у организации возникает дополнительное налоговое обязательство.

     Что касается государственной помощи, то даже если права принадлежат разработчику, то всё равно Положение по бухгалтерскому учету "Учет государственной помощи" ПБУ 13/2000 п.1 трактует получение и использование государственной помощи как "увеличение экономической выгоды конкретной организации в результате поступления активов (денежных средств, иного имущества)". А это означает увеличение налогооблагаемой базы в течение всего срока использования интеллектуальной собственности (в сумме начисленной амортизации).

      Следующий этап - оценка объекта интеллектуальной собственности. Нормативная база по этому вопросу развита очень слабо. Кроме того, нормативно-законодательная практика диктует очень жесткие правила, по которым объекты авторского права, за некоторым исключением, не подлежат коммерциализации вообще. Согласно Налоговому кодексу РФ и бухгалтерскому учету коммерциализации подлежат объекты промышленной собственности.

     Если разработчик решил ввести в состав имущества интеллектуальную собственность в виде нематериального актива, то необходимо, чтобы этот объект  отвечал семи очень жестким единовременным условиям Положения по бухгалтерскому учету "Учет нематериальных активов" ПБУ 14/2000:

а) отсутствие материально-вещественной (физической) структуры;

б) возможность идентификации (выделения, отделения) организацией от другого имущества;

в) использование в производстве продукции, при выполнении работ или оказании услуг либо для управленческих нужд организации;

г) использование в течение длительного времени, т. е. срока полезного использования продолжительностью свыше 12 месяцев или обычного операционного цикла, если он превышает 12 месяцев;

д) организация не предполагает последующую перепродажу данного имущества;

е) способность приносить организации экономические выгоды (доход в будущем);

ж) наличие надлежаще оформленных документов, подтверждающих существование самого актива и исключительного права у организации на результаты научно-технической деятельности (патенты, свидетельства, другие охранные документы, договор уступки (приобретения) патента, товарного знака и т. п.).

      Следовательно, такие результаты, как отчеты, методики, технические условия – то есть основная продукция научно-исследовательских и проектных организаций, не могут быть коммерциализованы в полном смысле, поскольку механизм авторского права не защищает права собственников этих объектов. А незащищенные права не могут стать имуществом предприятия.

      Инвентаризации прав на результаты интеллектуальной деятельности проводится на основании Методических рекомендаций, которые разработаны на основании постановления Правительства Российской Федерации от 14 января 2002 г.  N 7 "О порядке инвентаризации и стоимостной оценке прав на результаты научно-технической деятельности". Инвентаризация проводится с целью выявления прав на РНТД, полученные при выполнении научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ, полностью или частично финансировавшихся за счет средств федерального бюджета, республиканского бюджета РСФСР и той части государственного бюджета СССР, которая составляет союзный бюджет, а также из средств государственных внебюджетных фондов, для их последующего учета и правомерного использования в гражданском обороте.

        Инвентаризация бывает двух видов. Обязательная инвентаризация проводится в случаях, предусмотренных законодательством при приватизации государственных и муниципальных унитарных предприятий, реорганизации или ликвидации организаций. Инициативная инвентаризация осуществляется по решению собственника имущества или юридического лица, имеющего это имущество в собственности, в хозяйственном ведении или оперативном управлении.

       В соответствии с Методическими рекомендациями объектами инвентаризации прав на РНТД являются:

- исключительные права на РНТД, то есть права предприятия на изобретения, промышленные образцы, полезные модели, подлежащие учету в его имущественном комплексе;  

- РНТД, не являющиеся объектами исключительных прав, то есть  объекты права третьих лиц, используемые в хозяйственной деятельности предприятия по договору или на иных законных основаниях, а также информация зафиксированной на материальном носителе с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать.

- потенциально охраноспособные РНТД, на которые может быть получен охранный документ в соответствии с законодательством Российской Федерации, а также РНТД, являющиеся технической, организационной или коммерческой информацией, составляющей секрет производства (ноу-хау).

        С учётом правовых и финансовых коллизий, о которых писалось выше, реальным результатом такой инвентаризации может быть только следующее:

- оценка и введение в состав нематериальных активов объектов промышленной собственности, принадлежащих предприятию: патентов, свидетельств на товарные знаки, свидетельств на программы для ЭВМ и базы данных, то есть тех объектов, которые имеют номер государственной регистрации и не утратили силу, например, по причине неуплаты патентной пошлины.

- выявление в РНТД: отчётах, ТУ и так далее, предметов правовой защиты: изобретений, промышленных образцов, товарных знаков и так далее и подача заявок на их защиту в Роспатент. Причём если речь идёт об объектах патентной защиты, то они не должны быть опубликованы в открытой печати, даже авторами разработок.

- выявление объектов промышленной собственности: патентов, товарных знаков и т.п., принадлежащих третьим лицам, с целью приобретения на них прав (покупки лицензии) или исключения из хозяйственной деятельности;

-  выявление объектов интеллектуальной собственности, принадлежащих Российской Федерации.

         Для получения экономической отдачи от научно-технической и изобретательской деятельности необходимо решить ряд организационно-правовых, финансовых и других проблем. Нужно обеспечить соблюдение прав и баланса интересов всех субъектов правоотношений, участвующих в создании этих результатов, включая государство. Другая важнейшая проблема в сфере коммерциализации объектов интеллектуальной собственности - проблема стимулирования инновационной деятельности. Пока Налоговый кодекс РФ не обеспечивает никаких льгот в этой сфере. Тем ни менее, правовая база для стимулирования правообладателей и авторов имеется.

        Вознаграждение за служебные изобретения и промышленные образцы, за неимением иного, можно рассчитывать,  руководствуясь ст. 32 Закона СССР «Об изобретениях в СССР», ст. 22 Закона СССР «О промышленных образцах», которые не были отменены прямым указанием другого закона.  Согласно упомянутому закону вознаграждение за использование изобретения в течение срока действия патента выплачивается автору на основе договора с работодателем, получившим патент, или его правопреемником. Согласно этой статье, величина вознаграждения определяется предприятием по соглашению с автором в виде процента, но не менее 15 процентов прибыли (соответствующей части дохода), ежегодно получаемой патентообладателем от его использования, а также не менее 20 процентов от выручки от продажи лицензии без ограничения максимального размера вознаграждения. А если полезный эффект от использования изобретения не выражается в прибыли или доходе, то вознаграждение автору не может составлять менее 2 процентов от доли себестоимости продукции (работ, услуг), приходящейся на данное изобретение. Предприятие, получившее патент, выплачивает автору также поощрительное вознаграждение за сам факт получения патента, которое не учитывается при последующих выплатах (пункт 5). Размер такого вознаграждения должен быть не менее среднего месячного заработка, вне зависимости от количества соавторов. Статья 22 Закона СССР «О промышленных образцах» содержит аналогичные нормы, только вознаграждение установлено в размере не менее пятикратного размера минимальной заработной платы, определенного в республике, где был использован промышленный образец, за каждый полный или неполный год использования, а также не менее 20 процентов выручки от продажи лицензии. Поощрительное вознаграждение за получение патента этим законом не предусмотрено.

     В современном законодательстве не было и нет правовых норм, которые бы решали вопрос о размере вознаграждения за служебные объекты промышленной собственности с такой же ясностью и математической точностью, как это было сделано в законодательстве СССР. Однако следует иметь в виду, что то положение теории права, что правовая норма может быть отменена не только прямым указанием на это в нормативном акте того же или более высокого уровня, но и путем ее замены. Пункт 2 ст. 8 Патентного закона РФ, хотя и не содержат никаких конкретных цифр, говорит о том, что автор имеет право на вознаграждение, соразмерное выгоде, которая получена работодателем или могла бы быть им получена при надлежащем использовании объекта промышленной собственности. Что касается размера вознаграждения, то, размер и условия его выплаты должны определяться на основе соглашения между автором и работодателем. А если согласия по этим вопросам достичь не удалось, то спор подлежал рассмотрению в судебном порядке. Исходя из вышесказанного, позицию законодателя на момент принятия последних изменений в Патентный закон РФ в 2003 году следует определить следующим образом.
Основания для уплаты вознаграждения за служебные ОПС установлены в Патентном законе РФ и перечислены нами выше. Размер и порядок уплаты вознаграждения определяется по свободному соглашению между автором и работодателем. В случае недостижения согласия этот вопрос решается по нормам законодательства СССР.

         Возмещение убытков при нарушении патента считается наиболее адекватной мерой ответственности за нарушение патентных прав. Объектом нарушения является не индвивидуально-определенная вещь, а право весьма неопределенной стоимости. Убытки появляются в результате того, что нарушается монопольное положение патентообладателя. И прежде всего включают упущенную выгоду от появления на рынке конкурента, нарушившего монополию. По своей юридической природе возмещение убытков является не штрафной, а компенсационной санкцией. Они взыскиваются в пользу потерпевшей стороны для восстановления ее имущественного положения. Возмещение убытков не должно обогатить потерпевшую сторону. Она не должна получить больше, чем имела бы, если бы правонарушение не произошло.


Новогодние истории  из жизни пищевых брендов (по материалам публикаций в Интернете).

 

      Праздники. Друзья обмениваются подарками. Хозяйки накрывают стол. Но духи, шоколад, сигареты, спиртные напитки, продукты питания – всё, что народ сметает сейчас с прилавков магазинов, имеет, как правило, легко узнаваемую упаковку и известные названия – бренды. Товарные знаки и дизайн упаковок престижных или просто пользующихся популярностью товаров зачастую являются предметом судебных споров. Почему? Потому, что одним очень выгодно выпускать продукцию под чужими  «раскрученными» названиями, а другим зарабатывать на их слабой защите. Перед праздниками мы не хотим портить настроение читателям, рассказами о том, что хорошо бы придумать новые названия колбасам, а не эксплуатировать знаменитые советские бренды, типа: докторская, любительская и так далее. Развлекитесь несколькими поучительными историями о продукции наших коллег. С новым годом!

 

     Война за «Арарат». Ереванский коньячный завод (далее ЕКЗ), купленный в 1998 г. французской фирмой Pernod Ricard и реконструированный на французские деньги, решил приступить к активным действиям на российском алкогольном рынке. Первым делом, руководство ЕКЗ потребовало монополии на знаменитый бренд "Арарат", известный в России также хорошо, как водочная марка "Столичная".

     Нестандартность нашей российской ситуации заключается, однако в том, что с товарным знаком "Арарат" выпускают коньяки три больших отечественных производителя: московский, питерский и саратовские заводы. Это есть наследие советской эпохи, ведь в те времена у нашей марки не могло быть частного владельца, она была общим достоянием. В данной ситуации интересно выяснить, кто же является законным владельцем товарного знака? А этот вопрос может оказаться не таким простым.

     Как утверждает армяно-французская сторона, ЕКЗ зарегистрировала и слово "Арарат", и другие товарные знаки армянских коньяков, и конечно, не допустит использование сочетания "армянский коньяк" на этикетках конкурентов. Сами же конкуренты, во-первых, не собираются менять название своей продукции, во-вторых, подали свои заявки на такие же или сходные товарные знаки (например, "Арарат С-Петербург") и в-третьих, постараются, очевидно, доказать неправомерность претензий Pernod Ricard, опираясь на собственные давние традиции производства, распространенность технологии, всеобщую известность марки, как обозначение товара определенного вида. Чья логика перевесит, покажут процессы в комиссиях и судах.

    Однако, война за "Арарат" - это армяно-армянская война! Дело в том, что  наиболее упорное сопротивление натиску ЕКЗ оказывает питерский коньячный завод, производящий "армянские коньяки" из армянского сырья и принадлежащий Министерству сельского хозяйства Армении! Французским инвесторам ЕКЗ, таким образом, на российском рынке противостоит армянское правительство, само же в свое время и допустившее инвесторов к себе в страну. Владельцы ЕКЗ угрожают  международным Арбитражем, боясь потерять все деньги, вложенные в реконструкцию завода, основные бренды которого оказались "нечистыми". Конца этой истории не видно. Вывод - прежде чем строить планы завоевания рынков, сделайте правильную регистрацию своих товарных знаков, как первый шаг создания бренда.

     Спор по поводу идеалов.     Речь идет об очередном споре вокруг товарного знака. На этот раз борьба развернулась вокруг товарного знака "IDEAL", зарегистрированного в отношении подсолнечного масла на имя Аргентинской компании "Molinos". Российская компания "Поликор" в Апелляционной палате Патентного ведомства опротестовала регистрацию этого товарного знака на основании того, что обозначение "IDEAL" носит хвалебный характер по отношению к продукту и выиграла процесс.

     Адвокаты аргентинцев  не согласны, что масло "IDEAL" по качеству есть "лучшее масло". Слово "идеал", сказали они,  обозначает нечто недостижимое, некий абсолют, к которому можно стремиться, но невозможно достичь. Это обозначение из одного ряда со словом "Мечта".
      Вопрос, конечно, спорный. В толковых словарях русского языка приводится ряд значений слова "Идеал": "
Высшая цель, к которой стремятся люди; 2. чего или с опр.- совершенное воплощение, лучший образец чего-либо".

       Без сомнений "лучший образец" - это хвалебная характеристика. Однако, мелкие буквы курсива, которые приведены перед вторым признанным в русском языке значением слова "Идеал" обозначают, что это значение применимо только в том случае, если есть указание на определение идеала, например, идеал доброты, идеал женщины или, применительно к рассматриваемой ситуации, идеал масла.

     Однако, компания "Molinos" имеет регистрации товарного знака "IDEAL" без указания на определение, т.е. в значении "высшая цель, к которой стремятся люди", которое не является хвалебным и может быть зарегистрировано в качестве охраняемого элемента товарного знака.  А если это так, то Апелляционная палата вынесла несправедливое решение. 
      Кто лучше знает русский язык аргентинцы или русские, выяснилось в Патентном ведомстве. Там победила позиция аргентинской стороны. В продолжение спора  в Арбитражном суде г. Москвы были заслушаны судебные дела в связи с решением Роспатента о восстановлении в силе статуса товарных знаков Идеал/Ideal, принадлежащих Molinos. В результате чего судом были приняты различные решения!  По одному иску было принято решение оставить регистрацию товарного знака Ideal на имя Molinos в силе, а по другому  регистрация слова «Идеал»  была аннулирована.
    
      «Балтика»: пить или курить?  В Санкт-Петербурге  появились сигареты с товарным знаком "Балтика №3" и "Балтика №9" с характерным изобразительным элементом в виде волн. Рекламная компания новых сигарет началась прямо на улицах северной столицы: за покупку блока "Балтики" дарили бутылку пива "Балтика". Эта акция понравилась всем, кроме концерна "Балтика".

      В пивоваренной компании "Балтика" сразу заявили, что возможен судебный иск против производителей сигарет. Производители пива потратили за один год более двух миллионов долларов только на телевизионную рекламу, а теперь кто-то пытается на этом заработать.
      Судьба иска, на самом деле, под большим вопросом, т.к. монопольное право использования товарного знака возникает на основании его регистрации в Патентном ведомстве в отношении заявленного перечня товаров и услуг. По заявлению представителя компании "Союзконтракт табак" пивовары не имеют регистрации в отношении сигарет и им надо еще доказать, что они обладают монопольным правом на слово "Балтика". По мнению "Союзконтракта", закон может оказаться и на их стороне.

      Действительно, является ли введением в заблуждение потребителя указание на сигаретах пивного товарного знака? С одной стороны, потребители, конечно, понимают, что сигареты выпускают на сигаретной фабрике, пиво на пивоваренном заводе, а гуталин на гуталиновой фабрике, поэтому вряд ли рядовой потребитель решит, что эти продукты производит один производитель.

     С другой стороны, само слово "Балтика" указывает на определенное местонахождение производителя и, несомненно, ассоциируется у потребителя с Санкт-Петербургом или Прибалтикой. Это в совокупности с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридического лица и продукции, может быть квалифицировано, как акт недобросовестной конкуренции подмосковной фирмы "Мегатабак", указанной на сигаретных пачках "Балтика".   

   
     «Союз - Аполон»: летаем вместе, а табачок раздельно.     Арбитражным судом Московской области вынесено решение в пользу российской компании “Инвест-Траст” в деле о нарушении прав на товарные знаки “Союз Аполлон” и “Bond”, принадлежащие американской компании “Филип Морис”.

      Компания “Филип Морис Продакс Инк.” подала в Арбитражный суд иск на “Инвест-Траст” с просьбой запретить ответчику производство и продажу сигарет, при маркировке которых используются элементы, сходные с товарными знаками истца. Речь идет о сходстве оформления сигаретных пачек “Союз Аполлон” и “Bond” с недавно появившимися на рынке “Союз планета” и “Евро”.

      Прелесть этого случая в том, что “Инвест-Траст” совершенно законно переиграл “Филип Морис” на своем поле. Американцам следовало регистрировать свои знаки по всем международным правилам: решили производить “BOND”, зарегистрируйте слово (в латинской и русской транслитерации), лицевую сторону пачки (в цвете и черно-белую) со словом и без него, а для надежности еще промышленный образец “Пачка сигаретная” (варианты). 

    
     «Смирновъ»  против "SMIRNOFF".  Под занавес прошлого тысячелетия на арене борьбы за товарные знаки пролилась кровь. Телеканалы на всю страну показали разбитую голову супруги Бориса Смирнова - потомственного водочного магната. Драка с участием четы Смирновых возникла при штурме "Торгового дома потомков П.А.Смирнова" командой судебных приставов при поддержке охранников из компании "Альфа - Эко".

      Компания "Альфа - Эко" получила от бывших партнеров Бориса Смирнова 50% акций Торгового дома, провела свое собрание акционеров, сместила прежнее руководство и с металлическими прутьями пришла наводить собственные порядки в водочном бизнесе. С помощью физической силы новые хозяева выдворили родовитого Смирнова и из здания, и из фирмы, и из Москвы. Ожесточение, с которым велась борьба за "Торговый дом потомков П.А.Смирнова" объясняется тем, что на балансе этого предприятия находится товарный знак "СМИРНОВЪ", который хорошо знаком всем пьющим крепкие напитки людям. По некоторым методикам, его стоимость можно оценить в 15-20 миллионов долларов США. У Бориса Смирнова не было собственного производства, хотя в момент расцвета фирмы "Смирновская" продавалась по несколько миллионов бутылок в месяц; бизнес Смирнова заключался в раздаче лицензий на право использования товарного знака. Последнее время водку "СМИРНОВЪ", разливали в подмосковной Черноголовке на "ОСТ-Алко". Красивый способ зарабатывать большие деньги: сдавать в аренду собственную фамилию. Теперь новые владельцы получать возможность извлечь прибыль из фамилии чужой!

      Борис Смирнов интересен тем, что он еще десять лет назад ввязался в конфликт с международным гигантом UDV, выпускающим по всему миру водку под маркой "SMIRNOFF", решив противостоять американской экспансии в России. Смирнов сумел извлечь из этого противостояния серьезные выгоды: во-первых, он добился регистрации собственного "русскоязычного" товарного знака; во-вторых, получил великолепную бесплатную рекламу (о скандале с американцами вышли и выходят тысячи публикаций и огромная масса людей попробовала "смирновку" для сравнения с импортным образцом). Далее, на волне политики поощрения национального продукта, Смирнов практически вытеснил американских конкурентов с рынка. Сейчас звезда Бориса Смирнова закатилась. Сил на борьбу с "Альфа Эко" у него не осталось. Наш банк - это тебе не какая-то Америка.

 

     "33 коровы".  В этой схватке  участвали Очаковский молочный завод и Останкинский молочный комбинат. История началась еще в 1997 году и сразу сопровождалась многими странными обстоятельствами. Использовать популярную песенку из кинофильма для раскрутки молочного бренда придумали в рекламном агентстве "Young & Rubicam Europe" и обратились к авторам Н.Олеву и М.Дунаевскому за покупкой прав. Но те, как выяснилось, заранее продали исключительные права на любое коммерческое использование музыки и текста некой фирме "Дельта-Формат". Агентство выкупило интересующие их права в мае 1997 у этой фирмы сроком на пять лет для Очаковского молочного завода. Затем, как положено, очаковцы подали заявку на регистрацию товарного знака "33 коровы", но обнаружили, что их на один день (!) опередила никому неизвестная организация, которая тут же предложила заводу выкупить права на товарный знак за круглую сумму. Очаковский завод отказался платить, но сумел договориться о выкупе знака со своим богатым партнером - фирмой "Тетра Пак". В итоге такой "маркетинговой подготовки", столкнувшись с явным промышленным шпионажем, "патентным шантажом" и "законным вымогательством", Очаковский завод начал использовать товарный знак и авторские права, не являясь их единоличным собственником, да к тому же полученными через посредников, недобросовестность которых очевидна. Конкуренты, внимательно изучив ситуацию, подкрались, как говорится, незаметно. Неожиданно стало известно, что в феврале 2000 года Останкинский молочный комбинат купил у автора стихов Наума Олева права на использование текста песни "33 коровы" сроком на 25 лет. Договор был заключен до истечения срока действия старого договора между "Дельтой-Формат" и "Young & Rubicam Europe", но это никого не смутило. Не смутило это Роспатент, куда обратились юристы Останкинского комбината за отменой регистрации товарного знака "33 коровы" на имя "Тетра Пак". Роспатент счёл незаконным использование название произведения литературы без согласия обладателя авторских прав и отменил регистрацию знака на "Тетра Пак".

        Получив добро Роспатента, Останкинский молочный комбинат начал поставлять на рынок молочные продукты в упаковке, воспроизводящей по дизайну всем хорошо знакомую "буренку с цифрами". Понять останкинцев  можно - они почувствовали возможность прибрать к рукам сразу десять процентов молочного рынка Москвы, законно присвоить миллионы долларов, затраченные Очаковским заводом на рекламу. "33 коровы" - настоящий дорогой русский бренд, на своем рынке эта марка не хуже "СМИРНОВА" на водочном.

       Акты подобной неприкрытой, спланированной, юридически подготовленной агрессии, направленной на захват чужого товарного знака, есть явление принципиально новое в отечественной предпринимательской практике. А еще это явление знаменует окончательную победу "марочной модели" потребительского рынка. Суть этой модели в том, что любая компания, стремящаяся выйти на рынок, удержаться на нем или расширить свое присутствие, должна, в первую очередь, создать, вырастить, развить свой бренд, должна впечатать в сознание людей имя и образ своего продукта или свое собственное имя как синоним качества, синоним вкуса, синоним хорошего стиля, синоним доступности, народности или элитарности и т.д. Без продвинутого товарного знака на современном рынке Вы обречены жить только случайными продажами, даже если ваши основные фонды колоссальны и вы владеете возможностью производить товары в гигантском количестве. Если их не знают, если у них нет своей "легенды" - это оборудование есть никому ненужные груды металла. Для Запада это азбучная истина, там никого не удивляет, что у крупнейших фирм мира - "Coca -Cola" и "Intel" - стоимость товарного знака составляет более половины стоимости всей компании. В России такое положение вещей - только вопрос времени, но "доживет" до этого времени на рынке только тот, кто не даст как Б.Смирнов и ОМЗ накинуть на себя юридическую удавку.

 

     Дорогая моя «Столичная», золотая моя «Московская». Символ Америки - "Coca Cola", символ России - "Столичная". На мировом продовольственном рынке - это неоспоримый факт.   Американцы тщательно охраняют свое богатство, лелеют его и получают огромную прибыль. Товарный знак "Coca Cola"- это очень дорогая интеллектуальная собственность, она приносит корпорации и государству (в виде налогов) десятки миллиардов долларов в год. "Coca Cola" старается избегать крупных вложений в основные фонды, она предоставляет право разливать напиток из своего концентрата национальным "ботлерам", при этом фирма не жалеет денег на рекламу марки, следит за качеством и всячески укрепляет имидж марки.

     Наша "Столичная", а также "Пшеничная", "Русская" и еще десяток водочных брендов, признанных не только у нас, но и во всем мире, пользу для России приносят несопоставимо меньшую, чем "Coca Cola" для Америки. Особенно обидно за "Столичную", которая является самым популярным спиртным напитком в мире. Во времена СССР право на товарный знак "Столичная" и все остальные экспортные знаки принадлежало Внешнеэкономическому объединению "Союзплодоимпорт" и оно, судя по уважению потребителей во всем мире, хорошо справлялось с раскруткой марки и поддержанием качества на должном уровне. Но когда не стало СССР, случилась катастрофа. Государство само отказалось от такой прибыльной монополии и позволило всем, кому не лень, разливать водку под маркой "Столичная". Госпатент СССР в 1991 году превратил товарный знак "Столичная" в простое наименование вида товаров.

      Пострадали от этого все - и государство, и потребители, получившие шок от резкого снижения качества напитка, который стал поступать на рынок совершенно бесконтрольно от неведомых ранее производителей.

      К 1994 году ситуация стала настолько вопиющей, что на нее обратили внимание "сверху". Было решено, что у "Столичной" появится хозяин. В качестве хозяина для всех экспортируемых марок водки была определена организация, скопировавшая прежнее название "Союзплодимпорт" (без одной буквы "О"), но находящаяся теперь в частных руках, являясь закрытым акционерным обществом.     Необходимо отдать должное ЗАО "СПИ" - оно сумело навести определенный порядок в производстве и продаже "Столичной". Благодаря их стараниям марка стала возрождаться и, в основном, вернула доверие потребителя - выпускать и распространять водку стали только надежные организации. Но очень большой вопрос остается открытым - насколько деятельность ЗАО "СПИ" выгодна для России, весь ли потенциал знаменитой марки работает на государство? Так как основные деньги за использование товарного знака "Столичная" можно получить от зарубежных распространителей водки, то здесь открываются широкие возможности для ловких аферистов утаивать деньги за рубежами России. Отобрать товарные знаки у ЗАО "СПИ" взялись Министерство сельского хозяйства и  работники МВД, ФСБ, Генеральной прокуратуры. Минсельхоз вновь возродил государственное предприятие "Союзплодоимпорт", которое объявлено правопреемником одноименного советского предприятия.

 

     Бренд   Ладен.  Власти Швейцарии разрешили двоюродному брату лидера террористической группировки "Аль-Каида" Усамы бен Ладена зарегистрировать свою фамилию как торговую марку.

     Двоюродный брат Усамы бен Ладена, 54-летний бизнесмен Еслам бен Ладен, проживающий в Женеве, пока не собирается использовать свою фамилию в коммерческих целях, сообщила женевская газета Tribune de Geneve. По мнению Еслама, регистрация этого имени помешает другим людям использовать его в плохих целях.

     В настоящее время Еслам бен Ладен занят выпуском своих духов под маркой "Еслам", которые впервые были представлены в октябре прошлого года в Канне. "Духи - это личное, это мое творение, поэтому я выбрал свое имя, а не фамилию", - сказал брат международного террориста в интервью газете.

     Еслам Бен Ладен подал заявку на регистрацию бренда "Бен Ладен" еще в феврале 2001 года. В августе того же года, за месяц до воздушных атак 11 сентября в США, он получил разрешение на использование своего имени как торговой марки. Однако это решение было отозвано в июле 2002 года, так как, по мнению швейцарских властей, после атак 11 сентября использование этого бренда могло нарушить общественный порядок и нанести "моральные раны" жителям Швейцарии.

     Есламу бен Ладену удалось опротестовать этот отзыв. Соответствующее решение официально опубликовано  в  декабре 2004 года.

 

     Мишка на дереве, а  мышка на севере. Новосибирская кондитерская фабрика “Столица”, выпускающая дешевые конфеты, борется за покупателя необычным способом. В 2006 г. ей удалось увеличить сбыт более чем в два раза во многом за счет выпуска конфет под марками, созвучными известным российским брендам. Правообладатели брендов-оригиналов и юристы отмечают, что “Столица” пошла по рискованному пути. В пику любимым покупателям конфетам «Мишка на севере», «Мишки в лесу», и «Красная Шапочка” “Столица” выпускает изделия “Мышка на севере”, “Белочки в лесу” и “Жила-была Красная Шапочка”, на обертке которой изображен сытый волк с красным чепчиком в зубах. Как известно, живой отклик у покупателей находят ностальгические обертки, например с изображением Ленина (конфеты “Верной дорогой идете, товарищи!”). Также “Столица” продает наборы шоколадных конфет “Из искры возгорится пламя!” с портретами Маркса, Энгельса и Ленина. “Для нас непринципиально присутствовать во всех сетях — наших конфет нет в дорогих магазинах, поскольку это дороговато обходится. Учитывая нашу целевую аудиторию, нам важнее охватить магазины в спальных районах и микрорынки”, — говорит директор фабрики Эдревич.

 

     Чебурашка готовится к бою. Неожиданное продолжение получило открытие ульяновского краеведа Сергея Петрова о происхождении слова «чебурашка». По его мнению, знаменитый детский писатель присвоил ушастому персонажу своей сказки чужое имя. На самом деле «чебурашкой» называлась игрушка волжских бурлаков, похожая на современную куклу-"неваляшку".

     Сергей Петров выяснил, что слову "чебурашка" более 200 лет. Еще в первой половине XIX века Владимир Даль записал его пояснение в «Толковом словаре живого великорусского языка». "Чебурашка - ванька-встанька, куколка, которая, как ни кинь ее, сама встает на ноги", - значится в книге.   "Нужно чтобы настоящего Чебурашку знали "в лицо", - решил краевед и задумал как следует "пропиарить" новый образ. Он предложил сделать в городе какой-нибудь развлекательный центр с одноименным названием. Установить там полутораметрового чебурашку-неваляшку, которого любой желающий сможет раскачивать. А рядом можно и успенсковского игрушку-ушастика разместить. Открытие ульяновца Петрова и его идея с установкой чебурашки-неваляшки дошла до писателя Эдуарда Успенского.

     «А я и не отрицаю, что "чебурашка" - чисто волжское слово! - признался Успенский. - Но давно позабытое. Этакое местное наречие, широко применявшееся в Нижнем Новгороде, описанное в словаре Даля. И я о нем первый вспомнил. Разве плохо, что я это слово вернул? Можно сказать, что дал "чебурашке" вторую жизнь! А если в Ульяновске действительно будут воплощать свою идею - я не против! Дадут Чебурашке - третью жизнь. Вот только прежде им придется обратиться ко мне за разрешением. Потому что все авторские права на Чебурашку принадлежат мне. Что бы ни говорили...»

        Слова детского писателя возмутили ульяновского краеведа. «Где это видано, чтоб кто-то мог приватизировать русский язык! - сказал Агентству национальных новостей Сергей Петров. - И никого мы спрашивать не будем, если захотим чебурашку-неваляшку установить...». «Вообще-то Владимир Даль жил несколько раньше Эдуарда Успенского и соответственно раньше сообщил народу о слове "чебурашка", - поддержала Петрова известный в регионе специалист по детскому фольклору, доктор филологических наук, ветеран кафедры литературы Ульяновского педагогического университета Маина Чередникова. - Жалко, что Владимира Ивановича с нами нет. А то бы именно ему Успенский платил неустойку за использование слова. Что касается авторского права, то Успенский запатентовал своего ушастого зверя. Именно мультяшку, на которого никто и не претендует. А тот неваляшка-чебурашка, которого хочет "реабилитировать" Петров, совершенно другой артефакт. И существовал он задолго до книг Успенского. Вообще меня потрясают в последние время эти наши хорошие детские писатели. Вроде как они должны быть нравственными. Но из-за копейки удавятся...» Неизвестно, чем закончится спор детского писателя и ульяновского краеведа, однако сам Петров не собирается останавливаться на полпути. Он всерьез задумал донести образ настоящего Чебурашки до народа.

 





L 2005 АНО "Центр правовых исследований и развития законодательства"
All Rights Reserved E-mail: mail@centrlaw.ru
Все права защищены ©
Сайт создан компанией Big Apple